Ну вот и подоспело время для сказки

Бог знает, отчего она решила пойти сегодня не привычным, годами уже нахоженным маршрутом, по которому можно передвигаться даже с закрытыми глазами. Нет, что-то незримо дернуло ее за рукав и потащило в узкий темный проулок. «Срежу путь,» — подумала она. Проулок петлял, шагов через пятьдесят ей показалось, что она идет не совсем в том направлении – и замерла в нерешительности. Идти назад не хотелось, спросить было не у кого – поэтому было принято самое логичное решение. Свернуть в другой переулок, ведущий, как казалось, туда, куда надо. После третьего поворота ее стала накрывать тихая паника – она мало того, что заблудилась в давно ставшем родным городе – так еще и полностью перестала понимать, в каком направлении идти. «Так. Спокойно. На дворе двадцать первый век и у тебя в кармане смартфон с картами». Как назло, телефон не видел сети. Что делать – было решительно непонятно. Вариант «идти, куда глаза глядят» представлялся единственно возможным в этой дурацкой ситуации. Тем более, что до сих пор ей не встретилось ни одного человека. Подумав, она решила чередовать на перекрестках левые и правые повороты – стратегия ничем не хуже других. Рано или поздно она все равно выйдет или к реке, или к какой-нибудь из оживленных улиц. «Окей, будем считать это приключением. Погода хорошая, я никуда не тороплюсь. Буду приключаться».

Спустя полчаса она совершенно внезапно выскочила из очередного темного переулка на широкий проспект, по которому неторопливо шли люди, ехали всадники и катили повозки. А за ними высилась старая крепостная стена, на которой… На которой сидели рыцарь и дракон. Последний усиленно моргал обеими глазами и махал короткими лапками, явно подманивая девушку к себе.

— Он пошел туда, — безо всякого вступления сказала рептилия и шумно принюхалась. – Тепло. И гвоздика. Это она, без сомнений.

Рыцарь согласно кивнул.

— Кто пошел? Куда? – девушка была все еще ошеломлена внезапным изменением обстановки. – И кто вы вообще такие?

— Он пошел. Туда. А мы… Ну… Скажем так, персонажи в поисках. – флегматично промолвил рыцарь.

— Кто – он?

Дракон шумно вздохнул.

— Это было давно… — сказал он.

— Это было давно… — подхватила она с дрожью в голосе. – В королевстве приморской земли… Это было десять лет назад.

Дракон неопределенно махнул лапой.

— Десять, пять, сто, тысяча. Слова, слова. Это – было – и лишь это важно.

— То есть… — ее глаза заблестели.

— Он пошел туда.

—  …Но, любя, мы любили…

Дракон и рыцарь синхронно кивнули и подняли кружки.

***

…первое время я пытался удержать в поле зрения белый кончик лисьего хвоста, который, как болотный огонек, порхал далеко впереди. В какой-то момент я устал бежать, плюнул и остановился. Вокруг были дома и проулки – и не было ни намека на хвост. Я со всей очевидностью заблудился в выдуманном мною же городе. Боже, что за нелепость. Поплутав минут десять, я решил чередовать правые и левые повороты, рассудив, что рано или поздно… Меня подхватил шум и движение и водоворот Бульваров. Я был словно в каком-то мираже – здесь, в сотне метров от меня… Я в самом прекрасном… И судорожно закрыл рот руками – меня здесь нет и не может быть, ведь я… Или этот город тоже плод моего воображения?

Лис сидел за мусорным баком, никем не замеченный, и нервно колотил хвостом. Ситуация выходила из-под контроля.

***

— Она свернула за угол, — обреченно пробормотал рыцарь.

— Да, потому что так суждено. Проблема в том, что он ее не встретит. Или встретит, но не ее. Так суждено, — повторил дракон.

— Чтоб навеки ее положить в саркофаг…

— Ну нет, чудо обязательно случится. Это же сказка.

***

Я шел по изнывающему от июльской жары Городу, не понимая, зачем я здесь. По щеке меня гладил теплый ветер, пахнущий пылью, бензином, криками «ванэвро» и розовым закатом. Это был хороший ветер, но он не пах гвоздикой и оттого не был мне интересен. Я так задумался, что чуть не сбил с ног неприятного вида старую цыганку, которая немедля ухватила меня за рукав.

— Простите, сорри, экскюзе муа, не подаю… — я тщетно пытался вырваться из хватки старой ведьмы, а та лишь мычала и протягивала мне другой рукой замызганную колоду. Слезящиеся глаза на морщинистом лице отчего-то показались очень знакомыми и, повинуясь внутреннему порыву, я решил взять карты. Цыганка воздела перед моим лицом три пальца. Ну, три так три. Не глядя, я потянул первую. Скелет с косой в черной мантии. Смерть. Это прошлое, которое я и так знаю. Я подмигнул цыганке – знаем, мол, помирали. Над второй я думал на пару секунд дольше. Человек в нелепом черно-красном колпаке, замерший над пропастью. Дурак. Мое настоящее. И снова я не узнал ничего нового. Третья карта. «Не буду думать, пустое», — сказал я себе и вытащил лист из середины колоды. Хочу ли я знать будущее? Да я его и так знаю. Я показал карту цыганке и так же, не поворачивая к себе, смял ее и кинул под ноги. Это практически наверняка была Падающая Башня. Вид у цыганки был торжествующий. Ну и хрен с ней. Я сплюнул под ноги развернулся на каблуках и пошел, куда глаза глядят.

«Ты не здесь,» — прошептало дерево в сквере. «Ты не здесь,» — заперхал сидящий на скамейке нищий. «Ты не здесь,» — звякнул пролетевший мимо велосипед. И правда – это был Город, но какой-то другой, непривычный, как будто увиденный мною в первый раз. Пустой. Я зажмурился. Лис. Он привел меня сюда. По лицу хлестнул порыв ветра. «…с неба ветер повеял холодный из туч,» — пробормотал я – и вдруг все закружилось, завертелось, поднялось пыльной пеленой, закрыло от глаз дома, переулки, людей, да весь мой любимый Город. Лис. Ты мне наврал.

— Ты наврал мне, Лис, — сказал я в желтое небо.

— …и незачем так орать.

Лис опять появился ниоткуда и закашлял, но я был готов к этому. Впрочем, он тоже. Лис медленно шел по длинной дуге, не сводя с меня глаз и лишь подрагивание кисточки хвоста выдавало его настроение. Я усмехнулся и начал выписывать встречную дугу.

— Ля вибрасьон де са кё эт ун гран синь.

Лис шумно закашлял.

— Ты ничего не знаешь, Александр Николаевич.

— Знаю. Это была не Падающая башня. И это была не цыганка.

Лис запнулся и остановился.

— Сегодня – не Йоль. Ты лгал мне.

Лис припал к земле и прижал уши.

— Сегодня – не Бельтайн. Я лгал себе.

Лис зажмурился и, казалось, пытался слиться с землей.

Я почувствовал легкое дыхание за спиной. Дыхание, от которого веяло теплом и гвоздикой. Мне очень хотелось прямо сейчас, немедленно, обернуться – но я сделал глубокий вдох и сказал:

— Рядом с ней распростерт я вдали. Сегодня Самайн, Лис. Что-то кончается, что-то начинается. И да – я дурак, потому что я только сейчас понял, какую карту я вытянул последней.

Лис издал полу-вой, полу-визг, крутнулся и исчез. Я какое-то время, зажмурившись, неторопливо дышал и, наконец, спустя бесконечность и еще пару минут, обернулся. Конечно же, там не было никого. И лишь скомканная карта лежала на брусчатке. Будущее. Мое будущее. Я нежно взял его кончиками пальцев и повернул рубашкой вниз. «Ох, это так рррромантично,» — шепнул мне ветер. Он пах теплом и гвоздикой.

***

— Она вернулась.

— Я заметил. Плесни ей эля. Она не выглядит, как человек, готовый отказаться от выпивки.

Дракон скептически оглядел приближающийся силуэт и добавил: — …впрочем, на колбаски она вряд ли будет претендовать.

— Он был там. И он не изменился. Или нет. Не знаю. – девушка была явно растеряна, отчего первая кружка эля была опустошена мгновенно, а вторую постигла участь первой. Дракон и рыцарь, переглянувшись, хмыкнули и подвинули ближе к гостье блюдо с колбасками.

— Он вытянул Смерть. Это было тогда, десять лет назад. Он вытянул Дурака. Это было… — она усмехнулась — …всегда. И он вытянул… Вытянул то, чего не будет никогда – но оно почему-то там было. Не знаю, не понимаю… — она коротко вздохнула и осушила следующую кружку. Дракон восторженно крякнул.

— Просто это Самайн. Это будет. Но не здесь и не сейчас. Но будет обязательно – когда-то.

Никто не заметил, когда к стене и к сидящим на ней подошел чуть сутулящийся мужчина в красно-черных лохмотьях. Она обернулась, карие глаза ее округлились, она прижала ладошки ко рту, словно сдерживая слова.

…это было лето, десять лет назад, он шел по какому-то узкому переулку в районе Сретенки…

…это была зима, пять лет назад, она держала его за холодную и безжизненную руку…

…это.

— Это Самайн. Что-то кончается, что-то начинается. А что-то – остается неизменным.

Она не заметила, как он подошел и обнял ее. Обнял ее как-то всю и сразу, он был вокруг, сплошь черные и красные ромбы, шелестящие «я согрею тебя», и от этого почему-то сразу было и спокойно, и страшно.

— Я твой ангел-хранитель, — прошептала она. – Теперь я… нужен?

— Да, — сказал он и протянул к ней руку. На ладони лежала грязная, измятая карта. Влюбленные.


К сожалению, последние сказки свои я выкладывал в покойном уже ЖЖ, поэтому здесь их искать не стоит.
Но для тех, кто не в теме — вот предыдущая и предпредыдущая, то есть первая по логике событий в этом мини-цикле. Декабрь 15-го и январь 09-го соответственно.